Анатолий Голомолзин о российском ПО, мобильной связи и онлайн-агрегаторах

Меньше, чем через полгода у россиян должна появиться возможность приобретать в магазинах смартфоны с уже установленными на них отечественными приложениями. На первом этапе — это будут навигаторы и поисковики. Позже к ним добавятся другие программы, а сам список электроники со встроенной российской «начинкой» расширится.

 Анатолий Голомолзин о российском ПО, мобильной связи и онлайн-агрегаторах

Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

О деталях этой реформы, о взаимоотношениях с мировыми IT-гигантами Google и Apple, о том, нужно ли сдерживать рост тарифов на мобильную связь и о том, кто прав: таксисты или онлайн-агрегаторы, в интервью «Российской газете» рассказал заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Анатолий Голомолзин.

Анатолий Николаевич, расскажите, зачем понадобилась реформа?

Анатолий Голомолзин: Ее цель — обеспечить равные условия конкуренции для иностранных и отечественных разработчиков программных продуктов.

Последние годы ФАС был рассмотрен ряд дел, в рамках которых были установлены факты препятствия деятельности российским разработчикам ПО со стороны мировых «цифровых гигантов». К примеру, в рамках дела в отношении Google (ФАС возбудила его в феврале 2015 года после заявления компании «Яндекс».

Претензии заключались в том, что американская корпорация запрещает производителям некоторых смартфонов предустанавливать на Android приложения сторонних разработчиков — прим. Ред.) было выявлено наличие проблем возникали у разработчиков поисковиков, в деле по Microsoft — у разработчиков антивирусных программ, в деле по Apple — у разработчиков программ детского контроля. Мы пришли к выводу, что потенциал российских программ, которые имеют очень хорошие функциональные характеристики и полностью адаптированы к российской действительности, тем не менее, не может быть реализован в полной мере из-за разницы в условиях конкуренции.

Если в одном случае, пользователю приходится искать нужное приложение, а во втором оно заранее установлено и его можно активировать в один клик, понятно, что второе имеет конкурентное преимущество.

Возможность предустановки поисковиков «Яндекс» и «Mail.ru», которой мы добились по итогам дела Google, позволила российским компаниям восстановить долю на рынке, которую они постепенно теряли. Она увеличилась с 38 до 52%, потому что на рынке появились равные конкурентные возможности. В этой логике был разработан и принят закон о предустановке российского ПО на электронные устройства.

Мы считаем, что он даст возможность рынку отечественных разработок развиваться. В конечном счете, выигрывают все: и разработчики и производители устройств, разработчики приложений, и, конечно, потребители. Они ничего не потеряют и приобретут дополнительные возможности выбора.

ФАС планирует в марте внести в правительство проект постановления, конкретизирующий правила предустановки российских программ. В чем они будут заключаться?

Анатолий Голомолзин: Проект постановления уже готов, в ближайшее время мы вынесем его на общественное обсуждение. До этого была разработана концепция, которую мы обсуждали в максимально широком формате со всеми заинтересованными участниками рынка, чтобы у них было полное понимание, какие цели мы ставим перед собой, каковы способы их достижения и как все это будет работать.

Речь идет о том, что будет утвержден перечень видов электронных устройств — смартфоны, планшеты, компьютеры и телевизоры со Smart ТV, и программных продуктов, которые должны быть предустановлены на эти устройства.

Кто будет предустанавливать программное обеспечение?

Анатолий Голомолзин: Изготовители электроники, а также иные лица, осуществляющие поставку и продажу сложной электроники по согласованию с изготовителем. Потребители смогут приобретать электронные устройства с предустановленными российскими программами.

О каких типах ПО идет речь?

Анатолий Голомолзин: На этапах разработки первоначальной концепции мы считали, что только четыре типа приложений могут рассматриваться в качестве предустановленных: поисковики, навигаторы, социальные сети (мессенджеры) и антивирусные программы.

Сейчас, по итогам рассмотрения предложений участников рынка, говорится также о платежной системе, о приложении портала госуслуг, аудиовизуальных сервисах, общедоступных каналах ТВ, электронной почте.

Предустанавливаться будет широко используемое отечественное ПО, коммерчески успешное, имеющее социальную значимость, обеспечивающее требования безопасности оборудования и защиты данных, отвечающее интересам абонентов.

Четкого перечня с названием конкретных программных продуктов не будет?

Анатолий Голомолзин: Перечень видов устройств и программ, которые на них должны быть представлены, будет определяться правительством.

Перечень конкретных программ, предустановленных на устройства, как предлагается в проекте, будет вести ФАС на основе уведомлений разработчиков электронных устройств, на которые в рамках гражданско-правовых отношений будут установлены отечественные приложения.

Поясните, как это будет работать.

Анатолий Голомолзин: Производители, как это происходит и в настоящее время, будут сами заниматься предустановкой того или иного приложения, но при этом они также будет обязаны обеспечить соответствие приложений установленным законом и актом правительства требованиям. В частности, речь идет о том, что российским разработчикам программ должны быть предоставлены условия не хуже, чем для аналогичных зарубежных разработок. А потребители будут иметь право самостоятельно выбрать ту из них, которое им нравится больше.

Производители электроники должны будут направлять информацию о выбранных продуктах в Федеральную антимонопольную службу. На основе этих данных мы будем формировать перечень ПО, чтобы было понятно, какое программное обеспечение выбирается для предустановки. Перечень программ будет публиковаться на сайте ФАС. Его смогут видеть все заинтересованные лица, как поставщики, так и разработчики программного обеспечения, пользователи.

В рамках собственного анализа, а также на основании заявлений участников рынка и пользователей мы вместе с другими ведомствами (ФАС, Роспотребнадзор, Россвязьнадзор), каждый в пределах своей компетенции, сможем проводить оценку, соответствует ли выбранное программное обеспечение установленным критериям.

В сформированный таким образом перечень не смогут попасть случайные программные решения. Соответственно, на рынок не сможет выйти электроника с встроенными недостатками, от которой у пользователей могли бы возникать сложности с возвратом товара.

Какие сроки планируется определить в силу требований о предустановке программного обеспечения?

Анатолий Голомолзин: Предлагается сделать обязательной предустановку поисковиков и навигаторов на смартфоны с 1 июля 2020 года. По сути, эти базовые приложения, которые уже сейчас есть у многих пользователей. В этом смысле мы не ломаем сложившуюся систему.

Реформа будет поэтапной. Далее предлагается обеспечить предустановку антивирусов, электронной почты, платежных систем, доступа к порталу госуслуг, социальным сетям для компьютеров с 1 июля 2021 года, аудиовизуальных сервисов, общедоступных ТВ каналов — с 1 июля 2022 года.

Некоторые участники рынка называли сроки не реалистичными и просили их перенести.

Анатолий Голомолзин: Одни настаивали на отсрочке, другие наоборот говорили о том, что нужно вводить требования как можно скорее. Вообще-то говоря, есть закон, в котором обозначена дата 1 июля 2020 года и не позднее этой даты должна быть обеспечена по готовности предустановка российских программ.

Читайте также:  На дорогах Москвы образовались пробки

Мы полагаем, что нужно стартовать с более отработанных на практике решений, вести анализ как это работает и совершенствовать практику по мере формирования опыта.

У экспертов как раз есть сомнения, что Apple и Google будут выполнять требования о предустановке российского софта. У вас есть обратная связь от этих компаний?

Анатолий Голомолзин: У нас довольно успешный опыт общения с крупными игроками рынка, в том числе с мировыми «цифровыми гигантами». Напомню, что дело против Google закончилось мировым соглашением, а Microsoft нарушение антимонопольного законодательства устранил в добровольном порядке. Это говорит о том, что мы можем достигать взаимопонимания не только в рамках антимонопольного расследования, но и в других форматах.

Более того, при ФАС активно работает экспертный совет и рабочая группа при экспертном совете. В их состав входят все заинтересованные компании, в том числе вами перечисленные. Все они с самого начала, с момента зарождения идеи о предустановке российского ПО участвовали в процессе обсуждения. Так что, у нас нет серьезных опасений относительного того, что нет взаимопонимания или, что кто-то не готов обеспечить выполнение требований законодательства в этой части. Прогноз развития событий вполне благоприятный.

Высказывались прогнозы, что необходимость выполнять требования закона о предустановке может привести к росту цен на электронику. Для этого есть предпосылки?

Анатолий Голомолзин: На наш взгляд, оснований для роста цен нет никаких. Опыт установления Googlе поисковиков «Яндекса» и Mail.ru или антивирусных программ «Лаборатории Касперского» это подтверждает. Для отечественного ПО могут и должны быть обеспечены те же условия, что и для зарубежного, потребители от этого только выигрывают.

Тарифы мобильных операторов. Глава Минокмсвязи Максут Шадаев, комментируя в Госдуме эту тему сказал, что сдерживать рост тарифов в ущерб развитию новых услуг нецелесообразно. ФАС анализировала ситуацию на предмет обоснованности повышения расценок операторами с нового года. Какие сделаны выводы?

Анатолий Голомолзин: После того, как информация о росте цен появилась в СМИ мы действительно направили запрос всем представителям «большой четверки». Они предоставили запрошенные сведения в установленном порядке. Мы продолжаем анализировать информацию. Думаю, до конца февраля сможем изложить свою позицию.

Пока же можно сказать, что общая ситуация в сотовой связи более благоприятна для потребителей, чем на других товарных рынках. В том числе потому, что, наряду с динамикой цен (рост по отдельным тарифам действительно происходит), одновременно наблюдается увеличение объемов оказываемых услуг. Абоненты получают более быстрый доступ в интернет, расширяется ассортимент услуг.

Вместе с тем, растут требования, которые операторы в силу закона должны выполнять. Это касается, например, хранения трафика на территории России. Это дополнительные затраты. В процессе оценки обоснованности повышения отдельных тарифов операторами эти аспекты нужно учитывать.

Окончательные выводы по ситуации в целом мы сделаем по итогам анализа поступившей в ФАС от операторов связи информации по более чем 4000 тарифных планов.

В декабре ФАС возбудила дело против онлайн-сервиса booking.com из-за того, что условия его договоров с гостиницами и отелями запрещают объектам размещения корректировать цены при снижении спроса. Какой была реакция booking.com?

Анатолий Голомолзин: Изначально сервису было выдано предупреждение об устранении нарушений. Он предложил некоторые усовершенствования условий договора, которые, впрочем, не приводили к снятию имеющихся к нему претензий. Поэтому мы перешли от процедуры предупреждения к процедурам рассмотрения дела. Пока в рамках этого дела прошли слушания, высказываются позиции сторон. Мы запросили дополнительные материалы. Кроме того, изучаем опыт наших европейских коллег, которые рассматривали дела в отношении booking.com по тому же поводу: к каким результатам привели их решения.

Есть понимание, что некоторые из этих требований могут привести к изменению модели ведения бизнеса. Нужно ли нам ставить себе такую задачу — это вопрос. Поэтому для нас важно зарубежный опыт изучить не только с точки зрения фактов, интерпретации того, какие действия были признаны нарушающими антимонопольное законодательство и в какой части, но также с точки зрения оценки последствий принятых решений как для отелей, так и для пользователей их услуг.

В последнее время появилось много инициатив по регулированию рынка онлайн-агрегаторов такси. Какова позиция ФАС по этому поводу?

Анатолий Голомолзин: На наш взгляд, нужно выстраивать систему от общего к частному. Понятие агрегатора должно быть в первую очередь заложено в закон об информации, информационных технологиях и защите информации, а уже потом — в различных отраслевых законах, учитывающих особенности конкретных секторов.

В противном случае оно может грешить узостью восприятия и создавать проблемы с правоприменением, а это сдерживающий фактор для развития рынка. Между тем, ни у кого нет сомнений, что его нужно развивать.

С появлением таких платформ качество услуг изменилось. Вы можете не только в одном населенном пункте, но и в поезде заказать себе такси к точке прибытия в то время, которое вам удобно. При этом четко знаете цену, понимаете, какой будет класс автомобиля. Поэтому двигаться нужно в направлении совершенствования правил работы именно этого рынка.

Водители часто высказывают претензии к агрегаторам. Например, из-за слишком высоких комиссий, которые устанавливают некоторые игроки, имеющие большую долю на рынке. Что делать с этим?

Анатолий Голомолзин: Важно не допускать на рынке таких слияний-поглощений, которые приводили бы к доминирующему положению отдельных участников. Мы в рамках предполагаемой сделки по приобретению компанией «Яндекс.Такси» активов сервиса «Везет» анализируем ситуацию и свои выводы обязательно изложим.

Есть еще один момент: если вы выйдите на улицу и посмотрите на поток машин, то увидите, насколько увеличилось количество такси. Раньше такого не было. Это к вопросу о том, выгодно или невыгодно работать с онлайн-агрегаторами и их высокими комиссиями. Но, конечно, я согласен и с тем, что у водителей могут быть свои аргументы. Поэтому их жалобы на завышение комиссии со стороны агрегаторов могут быть рассмотрены на предмет соответствия требованиям антимонопольного законодательства.

Источник

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

4 × 5 =